четверг, 14 ноября 2013 г.

«Матерый человечище»: жизнь и судьба

Темой нашей второй встречи станет разговор о мировоззрении Льва Николаевича  Толстого. Естественно, у нас нет мании величия, чтобы вообразить, будто за час с небольшим можно серьезно поднять столь глобальную тему. Нельзя, конечно, но…

В школьном курсе любой педагог старается уделить максимальное время изучению толстовских текстов, предложенных для изучения. Поэтому в памяти остаются более или менее удачные уроки, посвященные «Войне и миру», там, где это успевают – «Анне Карениной», где-то - «Севастопольским рассказам», трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность». Но, как это часто бывает, за кадром остается  личность самого писателя. А в случае с Толстым – это абсолютно невозможно, поскольку он действительно был «глыбой» и «матерым человечищем» - такими эпитетами наградил Толстого Ленин, который, кстати, весьма недурно разбирался в русской литературе.

Мало чье влияние на души людей можно было сопоставить с влиянием Льва Толстого.  В одной из своих статей Александр Блок сказал очень емкую фразу: "... Писатель великой чистоты и святости - живет среди нас... Часто приходит в голову: всё ничего, всё еще просто и не страшно сравнительно, пока жив Лев Николаевич Толстой. Пока Толстой жив, идет по борозде за плугом, за своей белой лошадкой, - еще росисто утро, свежо, нестрашно, упыри дремлют, и слава Богу". Вряд ли это был очередной восторженный комплимент.



И  неслучайно в ноябре 1910 г., казалось, пол-России устремилось на маленькую станцию Астапово, мало кому доселе известную. Именно здесь умирал писатель, которого многие считали воплощением совести и истины.
И здесь же, в Астапово, разыгрался последний акт, возможно, одной из самых страшных трагедий - смерть Толстого, одинокого, великого, несчастного, больного, отверженного и отвергающего.

Печальнейшим моментом  в русской литературе было то, что один из самых честных, талантливых и искренних писателей ушел из жизни в страшной  душевной смуте, не успев сделать при жизни последнего, самого важного шага, не успев примириться с Богом, попрощаться с близкими.

Этим последним событиям предшествовала  большая и трудная жизнь, в которой было всякое. Большая дружная семья, из которой один за другим уходили самые близкие люди: сначала обожаемая мать - в раннем детстве, потом несколько лет спустя - отец, в юности друг за другом два любимых брата. В молодости была отдана дань  и учебе – не доучился, бросил, и светским забавам – надоели, и службе в армии – офицер Толстой отличался редкой храбростью и хладнокровием. Все это надолго не задержало его внимания, но дало бесценное для писателя - ощущения, размышления, переживания. А параллельно все этим внешним событиям шла сокровенная, мало кому заметная, но самая важная внутренняя жизнь. В ней были дневники, которые Толстой вел с самого раннего детства, был нравственный кодекс, который он выработал и которому следовал всю жизнь. Были яркие неистовые взлеты и такие же неистовые падения, мучительные поиски истины, и отчаянные усилия в борьбе в унынием и ужасом, которые накатывали посреди самых счастливых и внешне спокойных лет.

К Толстому можно очень по-разному относиться. Проще всего – элементарно « не заморачиваться», проглотив положенные главы и «Войны и мира», сетуя на то, что недогадливые издатели не дали сразу в тексте перевод с французского. Лазай тут постоянно по сноскам!

Можно терпеливо выслушать учителя и даже подискутировать на тему о том, во что превращается Наташа в конце романа. Да много чего можно….. Сам Толстой, устав от постоянного внимания к своей персоне, однажды, возможно в досаде, сказал: «Писанье же мое есть я». Это в том смысле, что не нужно пытаться узнать что-то о моей личной жизни, читайте мои книги – в них все обо мне. Но нам все равно хочется узнать о нем больше и в силу своих мыслей и взглядов оценить глубину его поисков и стремлений. И тогда страницы его романов обретут совсем другое звучание, и тогда станет понятно, отчего к Толстому можно возвращаться всю жизнь. И тогда небо Аустерлица будет окрашено в разные цвета для  тинэйджера, который только начинает жить, и для мужчины, который «земную жизнь прошел до середины». А  княжна Марья, которая вообще мало кого трогает в молодости, вдруг покажется пленительнейшей героиней, когда ты сама пройдешь по ее пути. И вдруг совершенно по-другому оценишь Пьера Безухова, и согреешься подле замечательного Николая Ростова, и позабудешь про негероическую внешность капитана Тушина.

О Толстом много пишут, много рассуждают, в том числе и те, кто весьма смутно представляет себе всю глубину его исканий. В разговоре об этом очень нужен бережный и умный собеседник.

У нас есть шанс пообщаться с таким. Это Павел Басинский, на встречу с которым мы приглашаем наших участников проекта!

Комментариев нет:

Отправить комментарий