вторник, 8 октября 2013 г.

Откроем «Родную речь»

А следующий в нашей компании - союз  двух замечательно  остроумных Петра Вайля и Александра Гениса.«Родная речь»Мы еще не раз будем обращаться к их книге.Признайтесь,  вам никогда не хотелось, чтобы произошло какое-то чудо, и скучные учебники по литературе вдруг волшебно изменились и начали читаться  с удовольствием и интересом? Представьте, такой учебник  есть, написан он  достаточно давно, в  1991году, и  с тех пор неоднократно переиздавался. Более того, он даже  был рекомендован  тогдашним Министерством образования. Не слышали? Ну, лучше поздно… Это, конечно, не традиционный учебник, а сборник блестящих остроумных эссе о русском «алмазном фонде» - писателях 19 века. От души смеясь, порой очень хочется перечитать тех, о ком они пишут.  Не всем повезло попасть в «учебную программу» Вайля и Гениса, но Николай Алексеевич там есть. Глава, посвященная ему, называется  «Любовный треугольник». Не подумайте, что это  о каких-то  глубоко личных и интимных  вещах, хотя в известном смысле – именно об этом. Поскольку главной любовью Некрасова была его муза -  да, все-таки она, а не Авдотья Яковлевна Панаева.

  А третьей вершиной любовного треугольника  был …народ. Любовные треугольники редко бывают счастливыми и гармоничными. Вот и в некрасовском тоже все обстояло не сказать, чтобы идеально. И любимая   женщина, то есть муза, была   постоянно измучена, печальна   и подавлена, а с народом  - тут вообще возникает много вопросов. Фраза о том, что Некрасов – поэт народный   известна повсеместно, но так ли это на самом деле? Кто такой Некрасов: действительно певец народа, или барин, удачно имитирующий народные плачи и причитания?

А кому-нибудь  приходила в голову мысль о том, каково было поэтам творить   после Пушкина? Наверно, нелегко, поскольку удержаться от подражания гению  крайне сложно, а сказать после Пушкина что-то новое и как-то по-новому, наверно, очень трудно. Сумел найти свой путь  только Лермонтов.  Кроме него почти всех поэтов-современников называли «поэты пушкинской поры». А кроме Лермонтова  кто  из последующей  «поры» смог выбиться? Пожалуй, Некрасов – единственный. 

«Впрочем, нельзя было не преклоняться перед мужеством Некрасова, который задался целью спасти литературу от железной хватки Пушкина, вывести поэзию из умертвляющего обаяния пушкинского совершенства». 
 Про «железную хватку Пушкина»  сильно сказано. Спорно, конечно,   но поспорить, увы, в полном объеме  не получится,  поскольку  Петр Вайль  недавно скончался. Однако, почитать, конечно, стоит.

Ну, а если поспорить все-таки хочется, ну, может быть, не поспорить, а все-таки высказать свое мнение?

Легко!  Пишите свои отзывы. И помните, что  говорите вы не на воздух, а копите  силы для настоящей дискуссии. Потому что возможность пообщаться   и друг с другом, и с  интересными критиками у вас есть!

Комментариев нет:

Отправить комментарий