пятница, 14 февраля 2014 г.

Дьякон Андрей Кураев - о вечных вопросах в "Мастере и Маргарите"

В стороне от Булгакова не могли оказаться "академики" с телеканала "Культура". Михаилу Афанасьевичу "Академия" посвятила  спецкурс из трех передач, предоставив аудиторию двум профессорам филологам - Александру Ужанкову и Мариэтте Чудаковой -  и богослову, протодьякону Андрею Кураеву. Не повторяют ли друг друга ораторы, кто из них интереснее, кто лучше "держит" аудиторию – решать вам самим. Но идея режиссеров передачи ясна: дать такой вот своеобразный триптих - три лекции, в каждой из которых акцентируются разные аспекты творчества Булгакова, а точнее – все они вращаются вокруг его главного романа "Мастер и Маргарита". Хотя последнее заявление – вопрос спорный. Далеко не все булгаковеды согласны с тем, что "Мастер и Маргарита" - вершина творчества писателя. Последний роман – да, с драматичной историей – бесспорно, лучший - это как посмотреть.
Но вернемся к лекциям. Самое интересное, что как литературное произведение роман трактуется в последнюю очередь. На первый план выходят другие аспекты и, в первую очередь, как это ни громко звучит, богословский. 
Профессор, доктор филологических наук АлександрУжанков начал свою лекцию с незамысловатого,казалось бы, вопроса. А о чем он, роман-то? Этот "детский вопрос" влечет за собой целый ряд совсем уже не детских проблем. "Прелестный роман" - так отозвался Воланд о книге, которую пишет Мастер.  "Прелестным романом"  Ужанков назвал "Мастера и Маргариту". Только слово "прелестный"  -  это не из репертуара восторженных девиц, а в соответствии с первичным толкованием слова "прелесть" - искушение, обман. Весь роман Булгакова построен на перевертышах, искажениях, передергиваниях, а порой и откровенных кощунствах. Сделано это сознательно и вовсе не из желания осквернить святыню.
Команда Воланда попадает в Москву не случайно. Действия в советской Москве и Ершалаиме разделены веками, но иногда возникает ощущение, что они происходят параллельно. Атеистическая Москва совершенно позабыла о существовании Бога.  Поэтому вряд ли она поверит в существование Воланда, который претендует здесь править бал. Без доказательства бытия первого невозможно доказать наличие второго, а доказать свое бытие Воланду необходимо, иначе зачем ему вообще нужна Москва. Однако, сам не может свидетельствовать о Боге, поскольку Сатана сам по определению не обладает никакими творческими способностями. Книгу о Боге напишет человек и напишет ее так, как это нужно Воланду. Кто этот человек? Вывод напрашивается сам. Этим человеком будет Мастер.

Мало что можно  понять в романе, если не знать, что Булгаков вырос в семье с очень крепкими православными традициями – внук священников, сын профессора богословия. Прошло теплое, счастливое детство, и в жизнь вошло новое: студенческие годы, отход от веры, занятие медициной, наркозависимость после тяжелей болезни и победа над ней, мучительные поиски ответа на вопрос "как умирать, если плохо прожил жизнь" - обо всем этом необходимо помнить, чтобы понять, о чем же все-таки роман "Мастер и Маргарита". Созданный в эпоху воинствующего атеизма 30-х годов роман не сразу дошел до своего читателя, но, дойдя через тридцать лет, он был прочитан достаточно безграмотной в богословском отношении аудиторией, возможно, так и не сумевшей понять многие, заложенные в ней вопросы. А вопросы возникают нешуточные. Что пытается восстановить своей книгой Мастер? Он восстанавливает или искажает, а, стало быть, происходит познание сокровенного или подмена?  И к поискам какой истины ведет книга Мастера? Булгаков не один раз переделывал роман, несколько раз менялось его название. Первые варианты - "Черный маг",  "Жонглер с копытом" - вполне красноречиво говорили о том, кто является главным героем. В последнем варианте акценты меняются. Происходит трансформация первичного замысла: роман не столько о Воланде, сколько о Мастере. Кстати, почему нигде не звучит его настоящее имя? Что он ищет: истину или покой, за который пришлось заплатить очень большую цену?Вечные вопросы романа в "Академии"продолжает обсуждать дьякон Андрей Кураев, один из самых востребованных на сегодняшний день лекторов, писатель, богослов, преподаватель. 
Один из любимых приемов Кураева – литературные параллели. И одна из самых ярких – это, конечно, пара Мастер - Фауст. Мастер занимает достойное место в мировой фаустиане, не только литературной, но и музыкальной. Многие эпизоды романа объясняются скрытыми "цитатами" из других произведений искусства.
А Маргарита – что-то мы совсем не говорим про нее. Практически "списанная" с Елены Сергеевны, любимой женщины автора, может ли она вызывать какие-то разночтения? Оказывается, может. И поэтому Кураев задает несколько неожиданный вопрос: а любит ли Маргарита своего Мастера? Тут нужно добавить, что Кураев часто прибегает к таким вот провокационным вопросам, но задает их вовсе не ради красного словца. Аргументировано, тонко исследуя текст, он доказывает свою точку зрения: нет, не любит. Кураев идет дальше: а откуда вообще появилась Маргарита, как она впервые возникает в романе, с чем весьма схоже это появление? Попробуйте перечитайте роман  еще раз, обращая внимание на те детали, которые, возможно, не увидели раньше.
Словно подтверждая тезис, высказанный Ужанковым в предыдущей передаче "Академии", Кураев озвучивает знаковую мысль. Для современного читателя роман постепенно превратился в занимательную игру – ребус. Но он совсем не был игрой для Булгакова.  Он, до этого романа успешный драматург, чьи пьесы с аншлагом идут на сценах главных театров Москвы, пишет книгу, где нет и не может быть положительного героя. А как же Иешуа? А чьими глазами мы его видим? Глазами Мастера. А кто стоит за Мастером, по чьему сценарию он пишет книгу? В романе очень непросто отличить правду от мистификации, возможно, еще и потому, что главный принцип Булкакова – довести ситуацию до абсурда. Что в романе абсолютно реально - так это тьма, и все, что с ней связано. Но, "если есть тьма, будет и свет" - пел кумир и былых, и нынешних юношей Виктор Цой. А до него эту же мысль высказал другой кумир поколения – Дмитрий Лихачев: "Прочитав роман, понимаешь, что Бог есть, настолько реален Сатана". Возможно, Дмитрий Сергеевич ближе всех подошел к разгадке романа Булгакова.
Не удивительно ли, что говоря о самом культовом романе 20 века, мы все больше касаемся вопросов не литературоведческих, а этико-богословских?  Совсем не удивительно, поскольку мы до сих пор еще очень слабо ориентируемся в этих вопросах, а без комментариев умных собеседников мы рискуем не понять главного в романе "Мастер и Маргарита".
Что же касается литературных перипетий, истории создания романа, прототипов – всего литературного контекста эпохи – то здесь вашим гидом станет один из самыхавторитетных специалистов по творчеству Булгакова. Мариэтта Чудакова, автор фундаментальных исследований, писательница, литературовед, доктор филологических наук расскажет о своем понимании романа. 

Ее несомненный козырь - помимо блестящей образованности - личное знакомство с многими из окружения Булгакова и, в первую очередь, с Еленой Сергеевной, тогда уже вдовой писателя.  История создания романа и его публикации в реальной жизни не менее драматична, чем история романа Мастера. Заканчивая роман, Булгаков знал, что и его дни заканчиваются. Перед близкой смертью не хотелось лукавить, мистифицировать. Нужно было успеть сказать главное, чтобы честно уйти из жизни. Продолжая тему, поднятую Кураевым и Ужанковым, Мариетта Чудакова подводит итог главным вопросам, поднятым романом. А этим главным вопросом и жизни, и искусства является проблема выбора. Булгаков не мистифицирует, не сочиняет религиозную или антирелигиозную "страшилку". Зло, то есть нечистая сила, существует уже сейчас, при его жизни, здесь, в России 30-х годов. Можно ли победить это зло, кто сможет сделать это, способна ли на это любовь? Хотелось бы услышать конкретные ответы, но, кажется, их нет. Все три талантливых оратора открывали новые грани романа, о многих из которых мы и не задумывались. Но, похоже, и сам автор не сумел до конца разрешить поднятые им проблемы. Между прочим, через каких-нибудь полтора десятка лет исполнится сто лет с момента начала написания романа. Много ли мы смогли понять за этот век?

Комментариев нет:

Отправить комментарий